42

19 октября 2021 г.

Обсуждение проводилось в рамках учебной дискуссии «Метод Сократа», в ходе которой участники отстаивают позиции, не всегда соответствующие их точке зрения.

  • С какой меркой (критериями) подходить к решению этого вопроса?
  • Какое место занимает БРИКС в системе международных отношений сегодня, и какое может занять завтра?
  • Возможны ли для БРИКС промежуточные форматы участия (например, наблюдатели), а возможно – ассоциации с другими региональными организациями?

Напомню, что уже существуют такие форматы: БРИКС плюс и БРИКС аутрич.

Антон Вильчинский

Уважаемые коллеги, хотелось бы обратить внимание на перспективность развития информационного сотрудничества в рамках нынешнего состава БРИКС с целью укрепления позиций объединения в информационном пространстве. Как кажется, это представляет особую важность в условиях информационного противоборства в международных отношениях. Актуальности сфере добавляет сегодняшняя специфика работы СМИ, где уже возник феномен постправды, а оценочное восприятие доминирует над объективной реальностью и фактами. В этой связи для стран БРИКС значимую роль приобретает продвижение просветительского и образовательного контента в медиасреде. В частности, выгодным для всех 5 стран может стать сотрудничество в сфере сохранения и распространения исторической правды, прежде всего о Второй мировой войне, противодействия попыткам возрождения идеологии нацизма и подрыва основ послевоенного мироустройства.

  1. «Пятёрке» следует активизировать сотрудничество в медиапространстве, направленное на борьбу с фейками и историческими спекуляциями. Для этих задач может использоваться потенциал существующего канала BRICS TV.
  2. «Пятёрке» следует сформировать единую информационную платформу нормативно- правовых документов БРИКС. Важность этой задачи объясняется тем, что сейчас параллельно функционируют сайты ежегодных председательств стран, а также информационный портал infobrics. Это затрудняет поиск актуальной правовой информации про объединение.

Андрей Р.

Антон Вильчинский всякий раз, когда я слышу выражение «историческая правда», у меня возникает значительное количество вопросов. «историческая правда» может быть очень и очень разной для белорусского партизана и юной немки из восточной пруссии.

Вероятно стоит перестать сражаться с постмодерном методами модерна и принять, что история — это ряд нарративов, раскрываемых историками в том или ином ключе. Тогда задачей 5 стран должно быть сотрудничество в поиске и выстраивании тех исторических нарративов, которые будут способствовать сближению народов наших государств друг к другу.

И есть у меня небольшое ощущение, что единственные, кто не заинтересован в пересмотре основ послевоенного мироустройства в пятерке — это мы и Китай, по той причине, что являемся его наибольшими бенефициарами.

Антон Вильчинский

Андрей, спасибо большое за комментарий и важное уточнение! Полностью согласен, что понимание «исторической правды» у стран БРИКС может очень разниться и поэтому сформировать общий нарратив для его последующего продвижения на международном уровне будет непросто. В этой связи опора на историю как на инструмент сближения народов «пятёрки» видится более эффективным и реализуемым вариантом.

Андрей Р.

Есть предложения в рамках БРИКС уделить особое внимание продвигаемой Евросоюзом «зеленой повестке». Системообразующими для экономик практически всех наших стран являются производства, которые с точки зрения новой европейской климатической политики являются вредными, а соответственно должны облагаться значительными налогами при поставках на территорию ЕС.

Отказаться от крупного потребительского европейского рынка в пользу внутренней торговли между странами пятерки было бы излишне идеалистическим предложением, однако в рамках площадки БРИКС можно было бы сформировать общую политику лоббирования интересов собственных экономик, которые позволят выторговать более выгодные позиции при работе с европейским рынком

Никита Дегтярёв

Андрей Р., Вы упомянули важный момент – новая торговая политика ЕС и их пограничный углеродный налог на импортируемые товары. Мне кажется, БРИКС можно было бы не просто лоббировать интересы собственных экономик и пытаться изменить новые торговые барьеры ЕС, но и напоминать ЕС и другим странам, которые подумывают взять пример с европейцев, что нельзя забывать про цели устойчивого развития ООН и нельзя идти против этих целей. Непродуманные на долгосрочную перспективу новые климатические пошлины ЕС могут препятствовать росту экономик развивающихся стран и их попыткам бороться с бедностью населения и попытками улучшить жизнь в своих странах в различных областях (образовании, здравоохранении и пр).

Глеб Торопчин

Важно иметь в виду, что изначально БРИКС представлял собой сугубо схоластический концепт: четыре страны (на тот момент без ЮАР) объединяли лишь особенности экономического развития, и только наличие политической воли позволило создать объединение. Уже предлагались - впрочем, пока на уровне экспертных дискуссий - варианты расширения формата за счёт как групп стран вроде МИНТ (Мексика, Индонезия, Нигерия, Турция), так и отдельных государств наподобие Греции. По опыту участия в различных мероприятиях под эгидой БРИКС могу сказать, что на практике основную сложность представляют собой разночтения в политической сфере: растущие противоречия между Индией и Китаем, неодинаковость региональных подходов для реализации outreach и т.п. Практика показывает, что жёсткая институционализация нежелательна для БРИКС из-за опасности формализации связей и обрастания бюрократическим аппаратом. Таким образом, вместо расширения количества участников, грозящего размыванием формата,

на данном этапе целесообразнее было бы сосредоточиться на координации позиций и более активном привлечении внешних игроков к отдельным, уже апробированным инициативам (напр., Университет БРИКС или Новый банк развития).

Владимир Нежданов

Вопросы расширения форматов и международных организаций как правило связаны с двумя ключевыми аспектами: целями расширения и возможностью сохранить и улучшить существующее качество взаимодействия членов и принятия решений.

В этой связи существуют опасения, что у БРИКС не просматривается как четких целей для расширения, так и отсутствуют механизмы согласования ключевых вопросов на современном этапе.

Можно сказать, что в формате БРИКС не обозначено четких целей. БРИКС можно рассматривать как группировку, стремящуюся усилить позиции глобального незапада в международных экономических организациях; в качестве политической группировки; в качестве группировки по сотрудничеству в киберпространстве (в 2013 г. звучали тезисы о создании независимого интернета) и т.д. Другими словами можно говорить о массе сфер сотрудничества, которое могло бы описать БРИКС.

И, в этой связи можно сказать, что на данный момент даже не исчерпан потенциал объединения в его нынешнем составе, тогда как преимущества, проистекающие из возможного расширения БРИКС, могут быть достигнуты и в рамках других форматов взаимодействия с партнерами.

Вместе с этим, можно ли сказать, что БРИКС выступает такого рода объединением, которое смогло бы формировать идентичность его участников? Боюсь, что идентичности России, КНР, Бразилии, Индии и ЮАР настолько разные, что единая идентичность БРИКС отсутствует даже на уровне восприятия политиков.

Наконец, что касается согласования общих позиций, пандемия коронавируса продемонстрировала фактическое отсутствие действенных механизмов. Так, кризисная ситуация показала, что группа БРИКС все еще слаба - она не только не представила согласованный план борьбы с коронавирусом, но и не провела ни одной консультативной встречи в начале пандемии. Учитывая, что БРИКС объединяет 43% населения Земли, слаженные действия могли бы стать действенным шагом по противодействию пандемии и укреплению статуса объединения в мировой политике.

Анастасия Власкина

БРИГС представляет собой довольно большое объединение (по территориальному охвату, этническому и религиозному составу, доли в мировом ВВП). Многие государства уже ни один год являются наблюдателями, кандидатами на вступление, однако расширения так и не произошло, да и нужно ли это. Больше не значит лучше и эффективнее. Пятерке стоит внимание на то, что можно получить из совместного сотрудничества. Уже сейчас БРИГС является политическим актором, способным оказывать влияние на международной арене. Совместный курс стран БРИГС по ряду вопросов (пр. по Сирии) – механизм лоббирования своих интересов в ООН.

Успешность нынешнего формата зависит от того, насколько адекватно объединение будет реагировать на глобальные политические и экономические вызовы.

Думаю, объединение уже переросло статус «развивающихся держав», которые обсуждают глобальные мировые катаклизмы. Нужен больший вес на мировой арене. Как вариант необходима совместная повестка по решению экологических проблем (вырубка лесов, загрязнение рек).

Странам-членам необходимо усилить экономическую интеграцию, увеличить взаимную торговлю, возможно, снизить таможенные пошлины, совместно реализовывать крупные инфраструктурные проекты (пр. проект «Африканский перекресток», который связал транспортными артериями крупнейшие города Центральной, Восточной, Южной и Западной Африки), в том числе за пределами объединения.

Антон Вильчинский

В продолжение дискуссии о развитии БРИКС хотелось бы попытаться рассмотреть перспективы взаимодействия «пятерки» с другими крупными интеграционными объединениями. Важно подчеркнуть, что каждая страна является лидером/активным участником какого-то блока. В частности, взаимодействие с ЕАЭС, АСЕАН, МЕРКОСУР и Африканским союзом, нужно наполнить более конструктивным содержанием. Для этого нужно развивать “ad hoc” режимы, а именно подстраивать повестку взаимодействия под динамику региональных изменений. Например, в отношениях с ЕАЭС вероятными точками соприкосновения могут стать такие вопросы как «дедолларизация» торговли, проекты в области цифровой экономики, электронной коммерции, инноваций и инфраструктуры. Не менее значимым вопросом является и сотрудничество в сфере достижения 17 Целей, закреплённых в Повестке дня ООН в области устойчивого развития. Для России это станет хорошей возможностью через формат «аутрич» вывести своих партнеров по ЕАЭС из «периферийных зон» в формирующиеся центры мировой экономической активности (например, повысить долю торговли стран ЕАЭС с государствами, не входящими в союз). В дополнение к этому, партнерские отношения Индии, Бразилии и ЮАР с США, а также сотрудничество «пятерки» с другими партнерами Соединённых штатов в форматах БРИКС+ и «аутрич» будет способствовать снижению риска поляризации международной системы. Более того, такие форматы будут продвигать «пятерку» как группу, формирующую объединительную повестку, направленную на формирование полицентричного и справедливого международного порядка. Это, в свою очередь, будет повышать привлекательность БРИКС в глазах многих стран, особенно развивающихся.

Антон Вильчинский

В дискуссии о будущем развитии БРИКС стоит также обратить внимание на важность формирования новых институтов по борьбе с угрозами безопасности. В частности, приоритетными направлениями могут стать:

1) Создание Антитеррористического комитета БРИКС (станет аналогом Региональной антитеррористической структуры (РАТС) в рамках ШОС). Подобный институт будет способствовать постоянной координации и взаимодействию спецслужб стран БРИКС по борьбе с международным терроризмом. Это упростит обмен опытом и позволит содействовать формированию общих списков лиц и организаций, вовлеченных в террористическую деятельность. Важно добавить, что эта структура также будет взаимодействовать с международными организациями (ООН, Интерпол и т.д.). Укрепление сотрудничества в этой сфере может существенно повысить эффективность борьбы с международным терроризмом в регионе, а также поспособствует укреплению имиджа БРИКС и доверия между странами группы.

2) Формирование единой базы данных по проблеме торговли людьми. Целесообразно наладить на регулярной основе обмен данными о преступных группировках, занимающихся торговлей людьми, распространением наркотиков и оборотом оружия. В дальнейшем на основе собранных данных нужно сформировать единую для стран БРИКС базу данных.

Aykush Avanesyan

Уважаемые коллеги, прежде чем ответить на вопросы о будущем БРИКС стоит вспомнить цели создания организации и интересы, которые преследовали члены-участники. В первую очередь речь идет об экономических интересах. Страны БРИКС стремятся создать институт альтернативный Международному Валютному Фонду (МВФ) или Всемирному Банку, тем самым ослабить зависимость от США. Политические цели: в рамках данной организации некоторые страны-участники могут осуществить свои геополитические задачи и реализовать свое стремление играть глобальную роль в мировом сообществе (пр. Индия, Бразилия, ЮАР). Если с момента существования организации экономические вопросы были главными на повестке дня, то с годами из «декларативной» организации она превратилась в институт, сфера деятельности которой включает вопросы безопасности, науки, здравоохранения, инноваций, культуры и т.д. Готова ли сегодня БРИКС (спустя 10 лет существования) к включению новых членов? Несмотря на экономический потенциал, организация находится на стадии становления, и расширении института вовсе не означает улучшение качества работы. Безусловно, многие институты (напр. ООН) нуждаются в реформировании, однако, нежелание развитых стран менять сложившуюся ситуации замедляет процесс необходимых перемен. В этой связи у БРИКС есть все шансы превратиться во всемирный 9альтернативный) институт декларирующий равенство и глобальное управление.

Антон Вильчинский

Не менее актуальным направлением развития БРИКС в современных условиях видится сотрудничество в сфере экологии. Продолжая идеи, предложенные ранее Андреем Рыженковым, хотелось бы также подчеркнуть, что в этом направлении страны «пятерки» объединяет ряд общих черт, которые могут стимулировать сотрудничество. Во-первых, их экосистемы уникальны. Во-вторых, эти страны имеют экологические проблемы. В-третьих, эти проблемы стран БРИКС тесно связаны со структурой их энергетического баланса. В-четвёртых, в силу размера и особенностей экономик стран БРИКС они играют важную в решении глобальных экологических проблем (Китай, Индия и Россия занимают соответственно 1-е, 3-е и 4-е места в мире по объему выбросов парниковых газов). Важно отметить, что возможный успех в выработке новых экологичных моделей роста может сделать страны БРИКС образцом «зелёного роста» для многих государств: от развивающихся гигантов (Индонезии, Пакистана или Нигерии) до малых стран Африки и Азии. Сегодня экологическая повестка активно обсуждается преимущественно в развитых странах. Однако БРИКС через Новый банк развития мог бы придать импульс развитию совместных «зелёных проектов» на территориях стран «пятерки». Более того, перспективным направлением представляется выработка единых стандартов для стран БРИКС по оценке вклада в борьбу с изменением климата.

Сергей Себекин

Соглашусь с аргументами, приведёнными Владимиром. На данном этапе, на мой взгляд, потенциал БРИКС в таких сферах взаимодействия, как экономическое и политическое развитие, энергетика, международная безопасность, противодействие терроризму, освоение космоса, культурные обмены и т.д., не реализован в полную силу даже в текущем составе. Поэтому, при рассмотрении вопроса о возможном расширении состава БРИКС на основе включения одного или нескольких постоянных членов, необходимо ответить на два вопроса: 1. придаст ли включение новых членов какую-либо качественную динамику в сотрудничество стран БРИКС по различным вышеперечисленным вопросам?; 2. не приведёт ли такой шаг к усугублению существующих между странами-членами БРИКС противоречий (а они есть) и, соответственно, к «размыванию» деятельности организации? Значимым фактором здесь является анализ предпосылок для такого важного шага. Например, финансово-экономические предпосылки уже могут представляться «созревшими» – совокупный номинальный ВВП по разным оценкам составляет примерно 25-30% от общемирового, и включение в состав БРИКС экономически «стабильного» и активно развивающегося государства сможет придать динамику развитию экономического сотрудничества, а также усилить позиции пятёрки в международных финансовых институтах (например, в Международном валютном фонде). Вместе с тем, политические и геополитические предпосылки вряд ли можно считать «созревшими». Уже в текущем составе у «пятёрки» имеются некоторые политические разногласия по ряду вопросов международной повестки – например, по вопросам обеспечения информационной безопасности Бразилия не во всем разделяет подходы двух ключевых членов БРИКС – России и США. Общеизвестен и тот факт, что между Пекином и Нью-Дели имеются существенные разногласия по политическим вопросам – стремление Китая перейти к формату «БРИКС+» в Индии воспринимается как попытка уменьшить своё влияние. С политической точки зрения расширение БРИКС и привлечение дополнительных членов может ещё больше усложнить процесс достижения консенсуса по широкому кругу политических вопросов и расшатать сложившуюся структуру. По некоторым «новым» направления сотрудничества – таким как искусственный интеллект или космос – страны-члены БРИКС ещё сами пока что определяются с конкретными форматами работы. Чёткие перспективы и польза от расширения БРИКС до конца ещё не известны – приведёт ли изменение в формате/структуре работы организации к решению имеющихся проблем?

Поэтому конкретные шаги пока лучше отложить до лучших времён. Тем не менее, это нисколько не умаляет актуальности данного вопроса – перспективы расширения БРИКС необходимо начинать рассматривать уже сейчас на средне- и долгосрочную перспективу, так как когда/если такая необходимость назреет, у нас уже должны быть проработаны механизмы такого шага.

Диана Халецкая

С учётом имеющейся структуры БРИКС, включающей в себя Новый банк развития, Сетевой университет считаю перспективными для объединения направления сотрудничества по разработке предложений по справедливой международной сертификации и стандартизации выбросов парниковых газов, созданию систем учета выбросов, внедрению новых подходов к ведению сельского хозяйства в условиях изменения климата; преодоления экономических и социальных последствий пандемии; реализацию инфраструктурных проектов; обеспечению международной безопасности. Для продвижения инициатив по данным направлениям, а также ранее сформированных предложений по реформированию ВТО и структур ООН, стоит рассматривать возможности расширения сотрудничества с иными объединениями (ЕАЭС, ШОС, АСЕАН).

Стоит обратить внимание на усиление сотрудничества с Ираном как страны-наблюдателя, что уже обсуждалось в 2015 году.

Надежда Кулибаба

На мой взгляд, важнейшей (а то и экзистенциальной) задачей для БРИКС является не расширение организации, а углубление сотрудничества между государствами. Как уже отмечалось, изначально страны были сформированы в группу БРИК (без ЮАР) исключительно по причине схожих характеристик экономического развития, но с того момента прошло много времени, и сегодня сложно назвать четкие критерии, которые бы действительно объединяли эти страны. К тому же соперничество крупнейших государств организации - Китая и Индии - (с возможным последующим выходом одной из них) может нанести сильный удар по текущим позициям и будущим перспективам БРИКС. Поэтому «пятерке» необходимо сосредоточить усилия на укреплении кооперации внутри группы в целях сохранения статуса и роли объединения.

В то же время, если идти от обратного, принятие новых членов при отсутствии четких критериев приведет к проблеме большего количества различных интересов, целей и задач стран-участниц объединения: в конце концов, чем больше сторон, тем тяжелее прийти к общему знаменателю. Поэтому, мне кажется, что меры по сохранению существующего числа членов организации, а также шаги по реализации форматов «БРИКС плюс» и «аутрич» для взаимодействия с потенциальными «внешними» партнерами и усиления влияния в мире, выглядят продуманными и достаточными.

Nikita Ivanov

Во-первых, в условиях ослабления процесса глобализации и роста, так называемого национального или государственного эгоизма (вызванного во многом COVID-19) БРИКС даже в нынешнем составе может столкнуться с рядом сложностей, не говоря уже о потенциально расширенном составе. При этом формат «гостевых сессий» в рамках «БРИКС-аутрич», БРИКС+ и PartNIR вполне обоснован и как по мне должен продолжать развиваться. А о том, что подобные форматы нуждаются в доработке говорят недовольство Индии (https://regionalrapport.com/indias-freaking-chinas-brics-plus-proposal/?fbclid=IwAR1ygTKOJSmNDgnYmajJPLmbXxpYIlV4SW77fJ6-L-Jv3BhxgzFpvvN70wQ ) и инициативе Бразилии провести саммит в 2019 г. без гостей, не входящих в объединение (https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/6445969 ).

Также считаю актуальной идею, высказанную выше, по поводу сотрудничества с другими объединениями (ЕАЭС, АСЕАН, МЕРКОСУР, Африканским союзом) для решения насущных региональных и глобальных вопросов.

India’s Freaking Out Over China’s “BRICS-Plus” Proposal

REGIONALRAPPORT.COM

Антон Вильчинский

В продолжение дискуссии хотелось бы также обратить внимание на роль стран БРИКС в вопросе регулирования цифровой экономики. В условиях растущей цифровой взаимозависимости и усиления IT-корпораций странам БРИКС необходимо усиливать сотрудничество и координацию на всех международных площадках по вопросам выработки правил функционирования цифровой экономики. Ведущую роль в этих процессах пока играют страны «Группы семи», вырабатывая новые правила и продвигая свои стандарты. Как представляется, члены БРИКС ещё не сформировали общих и согласованных механизмов влияния, они не используют потенциал коллективного воздействия для защиты и продвижения своих интересов в рамках таких организаций, как, например, Международная организация по стандартизации, ВТО, «Группа двадцати». В этой связи членам «пятерки» необходимо активизировать сотрудничество по линии профильных министерств и ведомств с целью объединения усилий в деле продвижения общих подходов к формированию принципов регулирования цифровой экономики.

Kate Malyscheva

Как уже было подчеркнуто коллегами, БРИКС объединяет страны отличные друг от друга по многим параметрам от уровня социально-экономического развития до географического положения. Хотелось бы поддержать и развить немного в другом формате идею Антона Вильчинского о взаимодействии БРИКС с другими крупными интеграционными объединениями. А именно, мне кажется интересным рассмотреть такого рода взаимодействие с точки зрения проектного подхода включения новых членов в БРИКС и организации ее работы. Суть подхода заключается в существовании пяти постоянных членов, образовавших организацию и включении новых членов на временной основе в зависимости от цели проекта, который в данный момент стремятся реализовать в своей деятельности страны-участницы. При этом проекты могут быть разными по направленности – экономическая, политическая, культурная и т.д. После завершения проекта участие временных членов в организации прекращается, либо может быть продолжено в рамках другого проекта, в то время как постоянные члены могут не участвовать в каждом проекте организации, а только в тех которые соответствуют их интересам. Как видится, такой подход позволит организации быть более «живой», тем самым повысив эффективность и результативность ее деятельности.

Евгений Коренев

Не стоит недооценивать и в то же время переоценивать БРИКС. Все-таки это не полноценная международная организация, а в большей степени параорганизация или клуб, что предполагает более гибкий формат работы объединения, поскольку не требуется решать вопросы, касающиеся правил процедуры и степени обязательности принятых решений и т.д. Следовательно, государства-члены могут позволить себе спокойно взаимодействовать с любыми партнерами на мировой арене безо всяких ограничений нормативно-правового и институционального характера, руководствуясь лишь общей выгодой для всех участников от такого сотрудничества, а тогда зачем им стремиться к расширению любой ценой, когда все вопросы с другими игроками они смогут всегда обсудить в формате «БРИКС плюс». Позволю себе посмотреть на проблему расширения БРИКС в буквальном смысле, а как будет называться новое объединение, если туда присоединится группа государств, ведь варианты обыгрывания темы «кирпича/кирпичей» в английском языке не бесконечны? Сохранение же нынешнего названия при значительном расширении состава участников будет недвусмысленно указывать на второстепенную значимость «новичков» в трансформированной структуре, чтобы этого избежать потребуется провести не только институциональное переформатирование, но и ребрендинг, и тогда это будет уже совсем другая история.

Евгений Коренев

Представляется, что наиболее важным в ближайшие годы для БРИКС будет развитие отношений именно с АСЕАН, потому что это наиболее динамично развивающийся региональный рынок в мире. Кроме того, государства, входящие в оба объединения, в целом разделяют взгляды на ключевые проблемы в современных международных отношениях. При этом по составу участников структуры не пересекаются. Следовательно, синергетический эффект от развития постоянно действующей диалоговой платформы БРИКС-АСЕАН мог бы быть огромным, в первую очередь в экономической и научно-технологической сферах. Конечно, коллеги совершенно справедливо отметили значимость работы БРИКС с ЕАЭС, ШОС, Африканским союзом, МЕРКОСУР, но это направление все же вторично, ведь Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР сами входят в эти форматы, причем играют в них ведущую роль, так что уже в каком-то смысле могут выступать от имени этих организаций в ходе совместных обсуждений на площадке БРИКС.