112

7 декабря 2021 г.

Многовекторная политика – «за» и «против»

(Дискуссия «Метод Сократа»)

Обсуждение проводилось в рамках учебной дискуссии «Метод Сократа», в ходе которой участники отстаивают позиции, не всегда соответствующие их точке зрения.

Глеб Торопчин

#противмноговекторности Проведение многовекторной политики несёт в себе риски в виде размывания ценных государственных ресурсов — от экономических до человеческого капитала — по множеству направлений. В то же время, грамотная и последовательная концентрация на одном или нескольких приоритетных контрагентах позволяет максимизировать выгоды от международного общения с ними без распыления на ритуальные связи с множеством второстепенных участников.

Андрей Козинец

#замноговекторность

"Никогда не складывайте все яйца в одну корзину".

В современном мире многовекторная внешняя политика является залогом стабильного положения страны на международной арене и возможности с минимальными эксцессами развивать национальную экономику.

В самом деле, сегодня при производстве многих товаров происходит процесс сотрудничества контрагентов из разных стран, разных уголков мира. Многовекторная политика, в том числе помогает защищать интересы своих компаний на рынках других стран, так и на глобальных рынках. В итоге это все весьма серьёзно влияет и на обеспечение национального развития и национальной безопасности.

Если бы Российская Федерация не проводила многовекторную политику (в том числе экономическую), допустим, концентрировалась бы только на двух-трех основных партнёров среди стран Западной Европы и не развивала бы отношения со странами АТР - что бы стало с экономикой нашей страны ввиду санкционного давления?

Многовекторная политика позволяет в меньшей степени зависеть от какой-либо конъюктуры, даёт определённый рычаг (leverage) в выстраивании своих отношений с каждым из партнёров.

Andrey R.

Андрей Козинец, спасибо за интересный комментарий, но нет ли здесь некоторой подмены понятий: зачем называть многовекторной политикой обычные экономические процессы периода развитого глобализма? сейчас, если покопаться, производственные цепочки любого товара (чем сложнее товар, тем разветвленнее цепочки) могут тянуться, условно, от Хараре до Сыктывкара транзитом через Буэнос-Айрес. И это не результат политического решения развивать новые контакты, а обычный для бизнеса процесс найти оптимального поставщика. Иначе говоря, не пытаетесь ли вы обосновать политической надстройкой экономический базис?

#противмноговекторности

Андрей Козинец

Andrey R., однако старт производства двигатедей Mazda во Владивостоке - результат, в первую очередь именно политической работы и соответствующей политической воли и той самой многовекторной внешней политики. Польские фермеры, которые потеряли российский рынок вряд ли согласятся с тем, что всему виной экономический базис, а не политические процессы, как и огромное количество китайских и американских компаний, несущих многомиллиардные убытки из-за "торговой войны", которая в первую очередь как раз про политику и глобальное лидерство, а не что-то иное.

Многовекторная внешняя политика банально позволяет иметь больше партнеров и друзей, которые могут поддержать по важным вопросам, в том числе во время обсуждения и голосования на площадках международных организаций.

#замноговекторность

Andrey R.

Андрей Козинец тогда возникает следующий вопрос: Предположим, страна А ведет многовекторную политику и сотрудничает со странами Б (входит в военно-политический блок Х) и В (входит в экономическое объединение Y). Возникает определенный (гео-)политический спор между страной А и блоками Х и Y. С какой вероятностью Б и В смогут преодолеть внутриблоковую солидарность и поддержать А, если внутри блоков они находятся не на первых ролях? Что в таком случае дает многовекторность кроме красивых заверений стран-партнеров, которые они вполне могут и не сдержать?

Евгений Коренев

#замноговекторность Уважаемый Андрей Сергеевич, прошу прощения, что вклиниваюсь в Вашу полемику с Андреем Игоревичем, но мне хотелось бы прокомментировать Ваш тезис о союзнической солидарности и о готовности партнеров поддерживать друг друга на мировой арене. Представляется, что в приведенном Вами примере речь, скорее, идет об эгоистичной природе международных отношений, подробно охарактеризованной в работах классиков политического реализма. В силу своих национальных интересов, указанные Вами государства могут промолчать и не поддержать государство А, если для них более ценным является сохранение позиций в рамках собственного блока.

Однако, если для них эта страна является действительно важным партнером, они вполне могли бы оказать ей поддержку и переориентировать свою внешнюю политику вплоть до выхода из состава объединения, в котором они состоят. Вместе с тем совсем необязательно, что, если бы государство А ориентировалось только на одну страну, являющуюся для нее стратегическим партнером, последняя бы протянула руку помощи в критический момент, если бы это не соответствовало ее национальным интересам.

Ярким примером является ситуация с правительством Ашрафа Гани в Афганистане, которое, как мы видим, было предано единственным союзником в лице коллективного Запада. А, поскольку бывшее афганское руководство больше не имело серьезных партнеров в сфере безопасности, способных оказать решительную поддержку в борьбе с его противниками, падение правящего режима было фактически предрешено. Так что здесь речь идет в большей степени о национальном эгоизме и о необходимости выбора надежных союзников, а не о преимуществах и недостатках многовекторности.

Андрей Козинец

Andrey R. Евгений Коренев сюда также можно привести пример Турции, которая входит в НАТО, но активно интересуется закупками российских систем вооружений , несмотря на возражения безуслвоного лидера североатлантического альянса в лице США. Другой пример - Индия, которая также интересуется российскими система вооружений, входит в ШОС и БРИКС, но также и в the Quad.

#замноговекторность

Евгений Коренев

#замноговекторность Вопрос не в том, какую политику осуществляет государство: многовекторную или нет. Все дело, скорее, в качестве государственного управления, в том случае если оно находится не на высоком уровне, такое государство будет априори использовать свои ресурсы неэффективно. Если же государственный аппарат работает, что называется, «как часы», то это позволяет грамотно выстроить внешнюю политику политику, опираясь на имеющиеся ресурсные возможности. При этом никто не говорит о том, что при проведении многовекторной политики государство не может сосредотачиваться на определенных региональных направлениях, сферах сотрудничества, или не имеет права рассматривать отношения с отдельными государствами в качестве своего внешнеполитического приоритета. Как раз наоборот, если проводить параллели с бизнесом, то, стоит отметить, что, многие крупные инвесторы стараются сформировать свой портфель активов таким образом, чтобы минимизировать риски потери всех средств сразу в случае наступления кризиса в отдельной отрасли за счет инвестирования в совершенно разные проекты. При этом делается ставка на отдельные активы, но сохраняется возможность маневрировать и перераспределять свой инвестиционный потенциал.

Вполне логично, что большинство государств мира с той или иной степенью успешности пытается применять такой же подход к выстраиванию своей внешнеполитической линии. Это позволяет избежать не только политического, но и экономического кризиса в ситуации, когда, например, в стране А, на которую ориентировалось государство Б, происходит государственный переворот, и ее внешняя политика претерпевает кардинальные изменения. Межгосударственное сотрудничество на прежнем уровне становится в таком случае для них невозможным, что приводит к катастрофическим последствиям для государства Б, которое не может в силу ряда обстоятельств быстро переориентироваться на другое государство. Очевидно, что такое развитие событий не выглядело бы фатально, если бы руководство данной страны проводило многовекторную политику.

Глеб Торопчин

Evgeny Korenev Уважаемый коллега, судя по изначально заданной тематике, вопрос-то именно в многовекторности государственной внешней политики. 🙂 Но разверну своё утверждение о ресурсах, если уж речь зашла о параллелях с бизнесом. Дипломатическая и консульская работа - предприятие не из дешёвых, каждой стране нужно найти в бюджете деньги на финансирование деятельности самих дип. работников, переводчиков, массы обслуживающего персонала, и речь далеко не только о зарплатах. Государство, как правило, физически не может охватить сетью представительств большинство стран. Даже РФ в странах Океании представляет чрезвычайный и полномочный посол в Австралийском Союзе, похожая ситуация с Африкой (одно представительство на несколько государств). Что уж говорить о возможностях менее влиятельных стран?! #противмноговекторности

Андрей Козинец

Глеб Торопчин тем не менее, не найдётся такого бизнеса, который будет осознанно работать только с одним поставщиком или только одним местом сбыта. Всё по той же описанной причине - любое изменение в состоянии поставщика приведёт к коллапсу.

Также необходимо отметить, что многовекторная внешняя политика не равна безразборчивости и отсутствию приоритетов. Речь идёт о развитии здоровых партнёрских отношений с разными странами, исповедующими разные подходы как в политике, так и в экономике, что позволяет сохранять свободу маневра и выбирать между различными альтернативами.

Козыревская внешняя политика отличалась от современной внешней политики РФ не количеством дипмиссий в странах Океании, она отличалась как раз тем, что имела только один основной вектор - прозападный. Существенных успехов России она не принесла.

Есть ещё, конечно, пример стран, таких как Украина, следующих только одному внешнеполитическому вектору. Однако такие страны фактически являются клиентами своего сюзерена, вряд ли стоит на них равняться.

#замноговекторность

Евгений Коренев

Глеб Торопчин Стремление к многовекторности не должно переходить в жажду маниакальной всеохватности. Проведение многовекторной политики не означает, что нужно распыляться. Было бы абсурдно предполагать, что отношения с США и, допустим, Вануату для России равнозначны. Все страны, проводящие грамотную многовекторную политику, ориентируются на разные центры силы и создают институциональные механизмы для перераспределения своего потенциала при выстраивании отношений с другими партнерами. Для того чтобы реализовывать принцип многовекторности в своей внешней политике современному государству достаточно развивать полноформатные отношения с десятками стран, а не со всеми государствами-членами ООН в одинаковой степени. Это позволяет им чувствовать себя более уверенно на мировой арене. #замноговекторность

Глеб Торопчин

По поводу "не найдётся такого бизнеса": как раз недавно в книге Тима Хартфорда столкнулся с примером поставщика, который работает с одним стабильным и предсказуемым заказчиком: "Gyllensvaans Möbler" производит мебель практически исключительно для IKEA. Далеко не единственный случай. Но не суть.

Разделяю скептицизм по поводу итогов работы Козырева в МИД, но справедливости ради, вопреки распространённому мнению, в то время активно контактировали мы далеко не только с США и Европой (напр., https://www.kommersant.ru/doc/5849 ). А если говорить о современности, РФ с "поворотом на Восток" заметно сокращает объём контактов с Западом, примером чему служит резкое снижение штата сотрудников дипмиссий в Европе (Чехия) и тех же упомянутых США. И сам Вашингтон в последнее время настолько переориентируется на АТР/ИТР, что в Европе уже говорят о "strategic decoupling" со Штатами, в лучшем случае, "благожелательном игнорировании" (https://youtube.com/watch?v=rsPNlg51sbQ ). И дело не только в позиции Трампа, политику которого на удивление во многом продолжает администрация демократов. Все эти моменты в свою очередь иллюстрируют и справедливый тезис Алексея о вынужденной необходимости выбирать при невозможности усидеть на нескольких стульях. #противмноговекторности

KOMMERSANT.RU

Министр иностранных дел России в Маниле

https://www.kommersant.ru/doc/5849?fbclid=IwAR0qyKzfeI9jn80rTGUOfshJHKu8ftd2d4a53jH49jBVnrZgLAB686E3cFw

Евгений Коренев

#замноговекторность Глеб Торопчин

Уважаемый Глеб Вячеславович! Спасибо за Ваш интересный комментарий. Согласитесь, все же в условиях глобальной экономики сегодня, если мы говорим о достаточно крупном бизнесе, все больше случаев, когда компании взаимодействуют с группой поставщиков и тем более с разными потребителями. Отсюда и возрастающая роль ТНК в мировой политике, которые приобретают возможность оказывать влияние на экономические и геополитические процессы в разных странах и регионах, о чем так много писали неолибералы, начиная с 1970-х гг. Даже их идейные оппоненты – неореалисты со временем тоже стали частично соглашаться с этим, полагая, правда, что ТНК являются все же проводниками воли государств, которые они представляют.

Что касается России, то как Вы прекрасно знаете, ухудшение отношений с Западом-это не наш выбор. Уменьшение количества дипломатических работников в наших посольствах в Чехии и США производилось по инициативе именно этих стран в форме ничем реально не обоснованной высылки дипломатов. При этом наш «поворот на Восток» не означает отказ от многовекторной политики, а является лишь новой формой такой внешнеполитической стратегии. Восток многолик и немонолитен, поэтому мы собираемся интенсифицировать наше взаимодействие с восточными партнерами в разных регионах: Ближний Восток, АТР, Южная Азия. Тем не менее, мы не отказываемся полностью от отношений с Западом, что видно из новой редакции нашей Стратегии национальной безопасности, утвержденной указом Президентом РФ В.В. Путиным 2 июля 2021 г., просто эти отношения приобретают новые формы.

США действительно постепенно проводят переориентацию на АТР или как они сами называют в последнее время этот обширный регион – ИТР. Однако, на мой взгляд, нет ничего удивительного в том, что администрация Дж. Байдена продолжает этот курс, поскольку двухпартийный консенсус по поводу того, что национальные интересы США все больше перемещаются в АТР, в котором располагается и их главный геополитический соперник – Китай, начал оформляться еще в период правления Б. Обамы. Д. Трамп просто со свойственной ему экстравагантностью концептуализировал эту идею, а Дж. Байден, несмотря на свое негативное отношение к предшественнику, естественно, вынужден продолжать подобную политику, поскольку этого требует американская политическая элита. Тем не менее, США не уходят ни из Европы, ни с Ближнего Востока, ни из других регионов, о чем свидетельствует и реализация новых торгово-экономических проектов с партнерами, и масштабы военно-технического сотрудничества, и т.д.

Анастасия Власкина

#замноговектрность Приверженность принципа многовекторности во внешней политике позволяет эффективно использовать выгодное географическое положение, транзитный и индустриальный потенциал и т.д. при взаимодействии с мировыми и региональными игрокам.

Andrey R.

Анастасия Власкина вам тоже большое спасибо за комментарий. Предположим, что мы проживаем в Новой Зеландии и можем влиять там на политические решения. Какие выгоды для нас таит переход от нахождения в Западном блоке к многовекторной политике. Станем ли мы от этого выгоднее использовать своё собственное географическое положение, транзитный и индустриальный потенциал? Если да, то как?

#противмноговекторности

Анастасия Власкина

Andrey R. спасибо за вопрос!

Новая Зеландия - часть крупного экрномико-географического региона, и ориентироваться исключительно на Запад, как ни крути, не получится. Например, Китай является одним из ведущих торговый партнеров для Новой Зеландии; реализуются совместные проекты в области цифровой экономики, фотогальванической энергии.

Глеб Торопчин

#противмноговекторности Спасибо всем, можно обсудить ещё массу контрпримеров вроде Камбоджи, которую западные обозреватели окрестили "государством-клиентом" Китая... Но чтобы не уходить в частности, попробую оформить тезис в обобщённом виде. Для крупных держав (РФ) моновекторность, разумеется, вряд ли была бы достаточной во внешней политике. Однако зачастую вся векторность малых держав - которых в мире большинство - сводится либо к балансированию между двумя основными партнёрами (СССР и США, ныне США и КНР), либо по гамбургскому счёту активными отношениями с одним крупным игроком. На истинную, не декларированную, многовекторность у таких стран банально не хватает ни ресурсов, ни политической воли.

Алан Бозиев

#замноговекторность

Многовекторность это новая геополитическая реальность, несмотря на существую критику со стороны ее противников. В эпоху глобализации невозможно ориентироваться лишь на один вектор взаимодействия, замкнувшись только на одной модели развития. Это сотрудничество во сферах деятельности, экономики, политики, науки, с заинтересованными партнерами.

Хотелось бы процитировать Сергея Викторовича Лаврова, который совсем недавно затрагивал этот вопрос и говорил о том что многовектрность стало таким полуругательным словом, но мы никогда не отказываемся от многовектрности, Россия открыта к сотрудничеству, дружбе со всеми кто готов на это на условиях равноправия, взаимного уважения и поиска компромиссов в балансе интересов.

Многовекторность это политика не «или-или», а «и-и».

Kate Malyscheva

#противмноговекторности

Многовекторность внешней политики предполагает не только установление партнерских взаимоотношений, но также и уступки, на которые приходится идти стране, чтобы достичь взаимовыгодного соглашения. В случае многовекторности и существования множественности партнеров, уступки не просто складываются, они множатся и растут в геометрической прогрессии, в итоге возникает ситуация, когда многовекторность приводит к ущемлению интересов самого государства.

Антон Вильчинский

#замноговекторность

Екатерина добрый день! Ваш комментарий показался очень интересным и в чем-то однозначно с Вами согласен. Партнерские отношения зачастую невозможны без каких-либо уступок и ограничений гос. интересов. Порой приходится отказаться от чего-то, чтобы сохранить отношения с нужной страной. Стоит помнить, что достойное государство-партнер оценит уступку в свой адрес от страны «А» и в следующий раз ответит взаимностью, что станет плюсом уже для той самой страны «А». Если у «А» много таких стран-партеров, то и полагаться она может на большую поддержку. Как Вы считаете, может, лучше уступить что-то незначительное на первом этапе, но получить больше партнеров с разным политическим, экономических и военным потенциалом, а также возможные уступки в будущем?

Или лучше отстаивать только свои интересы, не обращая внимание на другие государства, ресурсы которых могут удовлетворить гос. интересы?

Евгений Коренев

#замноговекторность

Тезис об уступках выглядит весьма спорно. Очевидно, что их общее количество и, так сказать, качество не являются прямым следствием проведения многовекторной политики. Как раз наоборот, при ориентации на одного партнера или на один блок государство может столкнуться с ситуацией, когда от него потребуют постоянно демонстрировать лояльность и даже отказаться от значительной части национальных интересов. Можно привести большое количество примеров, подтверждающих этот тезис, но сосредоточиться хотелось бы лишь на нескольких наиболее наглядных:

1) Литва. Ради реализации своей европейской мечты Вильнюсу пришлось согласиться на требование Брюсселя закрыть Игналинскую АЭС, обеспечивающую страну дешёвой электроэнергией в большом объеме. Таким образом Литва благодаря слепому следованию пожеланиям ЕС потеряла возможность занять значимое место в европейской энергетике. Представляется, что в случае проведения многовекторной политики государство могло бы справиться с подобным политическим давлением и обеспечить свои национальные интересы намного лучше.

2) Болгария. Похожая ситуация с Литвой и другими странами Центральной и Восточной Европы. После вступления в ЕС страна была вынуждена сократить производство сельхозпродукции и как следствие ее экспорт на рынки традиционных партнеров, не входящих в Европейский Союз, что лучше всего заметно на примере томатов и фруктов. С плодородными болгарскими почвами ничего не случилось, да и солнце по-прежнему не обижает эту балканскую страну теплом, но сложившаяся в рамках ЕС практика распределения субсидий в агросекторе, заставляет всех новых участников молчаливо занять свое место, уступив лидирующие позиции другим странам (в зависимости от вида сельхозпродукции — это Франция, Германия, Испания, Италия и т.д.).

3) Россия в первой половине 1990-х гг. Здесь даже и говорить много не нужно. Стремление ряда российских политических деятелей в начале 1990-х гг. любой ценой стать частью коллективного Запада слишком дорого обошлось нашей стране: вывод войск из ряда стратегически значимых регионов, сокращение или ликвидация отдельных видов вооружения, отказ от реализации крупных инфраструктурных проектов с неугодными Западу странами, уменьшение геополитического влияния в Центральной и Юго-Восточной Европе, на Ближнем Востоке и других регионах. Минимизировать последствия этих необдуманных шагов периода «медового месяца» в отношениях с Западом, насколько это уже было возможно, Россия смогла только после выработки принципов многовекторной политики, сформулированных в 1990-е гг. Е.М. Примаковым, и их реализации уже в 2000-е гг.

Этот ряд примеров можно продолжать, включая в него государства из разных исторических эпох, расположенные в разных регионах. Чего стоит хотя бы опыт отдельных европейских стран, принявших мужественное решение «выстрелить себе в ногу» и поучаствовать в антироссийских санкциях ЕС из чувства союзнической солидарности, хотя это обернулось для них многомиллиардными убытками.

Kate Malyscheva

Антон, добрый день! Спасибо за Ваш комментарий! Согласна, что в мирные процветающие времена, уступки могут принести свои плоды. Но, к сожалению, в случае России, поддержка (экономическая, политическая, военная) партнёров не всегда, если не сказать очень редко, означает ответную поддержку в ситуациях, когда Россия в этом нуждается. Как показывает исторический опыт, в трудные времена Россия оставалась один на один со своими проблемами, а многочисленные партнёры "растворялись", забывая о каких-либо договоренностях, в результате все сделанные уступки обесцениваются и превращаются в неоправданные затраты.

Kate Malyscheva

Евгений Сергеевич, спасибо за Ваш комментарий! Хотела предложить посмотреть немного под другим углом на те примеры, которые Вы привели. Пример Болгарии, Литвы, так же сюда можно добавить Украину, Молдову и другие бывшие союзные республики, свидетельствует о том, что невозможно "усидеть на двух стульях" - нельзя иметь блага, которые давал им СССР, а в последующем и РФ, и, одновременно, стать частью "Европейской семьи", необходимо выбрать только один вариант/вектор и принять все его последствия. Что касается России в 90-е, то это лишний раз доказывает, что у России в кризисные времена нет союзников и полагаться необходимо только на себя и об этом необходимо помнить при заключении того или иного соглашения и уступов в адрес партнёра.

Евгений Коренев

#замноговекторность

Уважаемая Екатерина Владимировна! В том-то и дело, что больших успехов такая одновекторная политика всем перечисленным Вами странам не принесла. Выбрав, для себя в качестве основного внешнеполитического вектора – движение на Запад, вне зависимости от того стали ли они членами ЕС и НАТО, или нет, эти страны существенным образом снизили для себя важность отношений с РФ и с некоторыми другими партнерами. Что имеем в итоге, указанные государства входят в «престижный» клуб самых бедных европейских государств.

Kate Malyscheva

#противмноговекторности

Многовекторность внешней политики способствует встраиванию национальных компаний в различные глобальные производственные цепочки (ГПЦ), но ГПЦ предусматривают выполнение только определенной фазы жизненного цикла продукции/услуги, а не производства конечного продукта/услуги. Это ставит под угрозу экономическую безопасность страны в случае возникновения экономического кризиса, связанного, например, с санкционным давлением или же пандемией COVID-19. Последняя показала насколько уязвим глобальный мир, именно из-за его взаимосвязанности и взаимозависимости по разным направлениям и как важно для страны иметь сильную реальную экономику, способную в кризисной ситуации обеспечить жизненно-необходимыми товарами/услугами собственные потребности.

Антон Вильчинский

#замноговекторность

Екатерина, если позволите, то отвечу на ещё один Ваш комментарий по поводу актуальной проблемы последствий коронавируса. Пандемия, очевидно, выявила уязвимость многих производственных цепочек, систем доставок и т.д. Но роль разделения труда в экономике, да и в общественной жизни часто приводила к большей эффективности. Как вы считаете, могут ли страны в современном мире и его экономической парадигме потребления стабильно удовлетворять потребности своего населения вне зависимости от внешних поставок?

Евгений Коренев

#замноговекторность Уважаемая Екатерина Владимировна! Согласен со сделанными Вами выводами, но интерпретирую их по-своему. На мой взгляд, жесткая специализация как раз более опасна для стран, находящихся в рамках определенного политического и экономического блока, поскольку при возникновении кризиса в отрасли или кризисных явлений в экономике лидера такого блока или группы лидирующих государств, страна, специализирующаяся на выпуске отдельных элементов конечной продукции, испытает отрицательный кумулятивный эффект. При этом в силу своей одновекторности такая страна будет вынуждена пассивно ждать того, как гегемон в этом союзе решит возникшую проблему, если, конечно, решит. Предпринять же самостоятельные шаги для выхода из кризиса, переориентировать свою внешнеэкономическую деятельность на взаимодействие с другими партнерами она не сможет и будет продолжать нести убытки.

Безусловно, думаю, что все согласятся с Вашим тезисом о том, что государство должно иметь сильную реальную экономику, способную реагировать на различные кризисы. Однако, не совсем понятно, почему экономические успехи не могут демонстрировать страны, проводящие многовекторную политику? Представляется, что Индия. Бразилия и ЮАР, реализующие в своей внешней политике курс на многовекторность, развиваются в последние десятилетия в целом успешнее, чем их соседи по региону, являющиеся частью определённых блоков и не имеющие в связи с этим большого пространства для маневра в рамках своей внешнеэкономической деятельности.

Kate Malyscheva

Антон, спасибо за Ваш комментарий! Согласна, что в условиях стабильной мировой экономики разделение труда имеет свои безусловные преимущества. Но в условиях современной нестабильной и трудно прогнозируемой мировой экономики, процессы глобализации все больше несут в себе угрозу нежели выгоды. Кризисы, от которых лихорадит мировую экономику последние десятилетия обнажили уязвимость национальных экономик стран, имеющую в основе их тесную экономическую взаимозависимость, что заставляет страны все больше обращаться к политике протекционизма. Возвращаясь к COVID-19, примером может стать, то, что партнёры Италии по "Европейской семье" Франция и Германия наложили запрет на поставку медицинских масок, именно в тот момент, когда Италия в этом больше всего нуждалась. А США перекупили у Китая оплаченный и готовый к отправке груз медицинских масок для Франции (своего европейского партнёра), который предназначался для больниц и домов престарелых.

Kate Malyscheva

Евгений Сергеевич, спасибо за Ваш комментарий! Согласна, что пространство для маневра должно быть всегда и это очень важно! Но если вспомнить печальный опыт СССР, когда многовекторность, в понимании ведения внешней политики в разных географических направлениях, стала одной из причин экономического краха Союза, а именно СССР стал экономическим донором для стран социальной ориентации, обеспечивая и поддерживая их экономическое благосостояние. В то время как внутри Союза города-ведущие промышленные центры испытывали страшнейший продовольственный дефицит. В связи с этим, хотелось бы ещё раз подчеркнуть, что для государства есть единственно возможный вектор внешней и внутренней политики - это обеспечение благосостояния своего народа!

Евгений Коренев

#замноговекторность

Уважаемая Екатерина Владимировна! Мне кажется, что СССР не проводил в полной мере многовекторную политику, поскольку не мог этого делать в реалиях холодной войны. Многовекторность в советской внешнеполитической программе носила специфический характер. Если бы в тот момент система международных отношений выглядела по-другому, СССР бы имел колоссальные возможности для ускорения своего социально-экономического развития за счет проведения многовекторной политики.

Kate Malyscheva

#противмноговекторности

Если обратиться к трактовке родового понятия «вектор», то «вектор» – это направленный отрезок прямой, для которого указано, какая из его граничных точек является началом, а какая – концом. В случае внешней политики, вектор у страны может быть только один – это продвижение и защита интересов государства на мировой арене, где начальная точка – это благосостояние населения страны, а конечная точка – достижение этого благосостояния. В этом случае, плоскость, на которую проецируется вектор, может быть различной от взаимоотношений со странами Запада, отстаивания национальных интересов в Арктике до развития собственной космической программы. С этой точки зрения, внешняя политика государства всегда является одновекторной. «Если десять мечей пред тобою лежат, выбери лишь один из них... А взявши все десять мечей в охапку, как биться будешь?..».

Лидия Сидорова

Kate Malyscheva

Геометрия: вектор - это направленный луч (не отрезок): если начало, но нет конца

Евгений Коренев

#замноговекторность

Уважаемая Екатерина Владимировна! Спасибо за Ваш интересный комментарий, содержащий нестандартные формулировки и яркие образы. Мне только кажется, что, следуя, предложенной Вами трактовке мы просто в определенной степени уходим от основного смысла понятия «многовекторность». Полностью согласен с Вами в том, что ключевая цель для любого государства- это защита национальных интересов. Однако наиболее эффективно в реалиях современного мира она достигается только путем работы на разных направлениях (о чем Вы сами упомянули) и с разными партнерами.

В связи с этим у меня тоже возник определённый образ, который, на мой взгляд, наглядно может описать суть многовекторности в ⅩⅪ в. В современных международных отношениях одновекторная политика – это как ракета с моноблочной боеголовкой, которую противнику легче перехватить и у которой лишь один основной поражающий элемент, а многовекторная политика – это ракета с разделяющимися головными частями, которая намного более эффективно поражает намеченные цели, и боевые элементы которой, противнику намного сложнее уничтожить.

Kate Malyscheva

Евгений Сергеевич, добрый вечер! Спасибо за Ваш комментарий и яркий образ! Полностью согласна с Вами, что готовность работать на разных направлениях очень важна, в тоже время, мне кажется, что с точки зрения стратегии, цель у страны во внешней политике как вектор движения одна, а тактики ее достижения могут быть различными.

Nikita Ivanov

#замноговекторность

Хотелось бы отметить, что плюсом многовекторной политики является то, что это один из эффективных способов нивелировать неблагоприятные внешне- и внутриполитические факторы (внешние угрозы, экономические проблемы и т.п.) При этом многовекторность в отличие от схожего по смыслу нейтралитета имеет более активный характер, что, например, позволяет лавировать на противоречиях центров силы во благо своих национальных интересов. Более того сложившаяся в настоящее время непредсказуемая, подвижная международная обстановка с глобальными вызовами (например, такими как COVID-19), требующими синергии усилий для их скорейшего преодоления, создают условия для гибкой, многовекторной политики.

Andrey R.

Nikita Ivanov а разве не проще объединить усилия по борьбе с глобальными вызовами (например, такими как COVID-19), требующими синергии усилий для их скорейшего преодоления, внутри одного почти монолитного блока, чем пытаться договариваться со множеством таких же потерянных многовекторных акторов?

#противмноговекторности

Евгений Коренев

#замноговекторность Andrey R. Уважаемый Андрей Сергеевич! В случае с пандемией в идеале мы должны были бы прийти к совершенно уникальной ситуации – к формированию единого глобального монолита в виде скоординированных усилий и воли всех представителей мирового сообщества. Прийти к этому вынужденному краткосрочному состоянию системы международных отношений мы должны были бы как раз через активизацию многовекторной политики государств. Страны могли бы свободно взаимодействовать по вопросам производства и поставок вакцин, невзирая на то, являются ли они членами ЕС или ЕАЭС и т.д. Однако, этого в полной мере не происходит, что снижает степень эффективности реакции мирового сообщества на пандемию. Как раз-таки желание отдельных центров силы и крупного фармацевтического бизнеса, представляющего этих акторов, максимизировать свои геополитические и экономические дивиденды на фоне коронакризиса за счет «подсаживания» своих клиентов «на иглу» только своей вакцины порой снижает качество и темпы вакцинации и порождает дополнительные риски политического и социально-экономического характера.

Andrey R.

Уважаемый Евгений Сергеевич! Ваш последний аргумент будто бы не «за», а «против»:) На приведенном вами примере мы в чистейшем виде наблюдаем, что сколько бы стран не заявляли о многовекторности, в период кризиса все (конечно, под влиянием разных факторов) разбредаются по своим углам и никуда оперативно кооперироваться не хотят:)

Евгений Коренев

#замноговекторность

Уважаемый Андрей Сергеевич! Никаких противоречий в аргументах, как мне кажется, нет. Думаю, что в рамках нашей дискуссии мы говорим все-таки в большей степени о реальной, а не о декларируемой многовекторности. Естественно, что в мире наберется немало примеров того, когда страны заявляют во всеуслышание, что они проводят многовекторную политику, или наоборот являются последовательными сторонниками блокового подхода, но в реальности совершенно не следуют озвученным принципам.

Весь мой комментарий, как раз и объясняет, что только реальная многовекторность большого количества государств, готовых осуществлять сотрудничество с различными акторами, может способствовать ускорению процесса выхода из коронакризиса. В настоящий момент, как я и отметил ранее, страны, входящие в отдельные объединения или являющиеся клиентами некоторых крупных государств, не могут в полной степени свободно взаимодействовать с другими партнерами, например, по вопросу поставки вакцин. Достаточно вспомнить о невозможности наладить сотрудничество РФ с некоторыми странами ЕС, заинтересованными в получении российской вакцины, из-за позиции Брюсселя. Многовекторность позволяла бы этим странам применять более гибкий подход в области вакцинной дипломатии.

Nikita Ivanov

Спасибо за вопрос. Однако, не факт, что внутри одного блока решение проблемы найдется быстрее чем за его пределами, а многовекторность добавляет вариативности, в этом смысле уместна поговорка "одна голова хорошо, а две лучше".

#замноговекторность

Rodion Kudakaev

Nikita Ivanov

Касательно КОВИДа, то основные центры силы (США, КНР, Россия) предоставили свои варианты решения этой проблемы.

Несмотря на общую угрозу и, казалось бы, плодотворную почву для реального проведения многовекторной политики, мы столкнулись с новым типом

международного противостояния: "вакцинными войнами" и/или "вакцинным национализмом".

Коллективный Запад отказывается признавать российские вакцины, в России же иностранные вакцины практически не доступны.

Венгрия, которая на национальном уровне решилась на использовании Спутника, столкнулась с противодействием Еврокомиссии.

Вариативность, о которой Вы упомянули, перестает работать, когда центры силы начинают между собой конфликтовать. В этом случае,

"малым" государствам приходиться выбирать сторону, отложив при этом разговоры про многовекторность до лучших времен.

#противмноговекторности

Nikita Ivanov

Я согласен с Вашим тезисом о том, что центрам силы далеко не всегда нравиться многовекторная политика "малых" государств. При этом как мне кажется это не ставит крест на самой многовекторной политике. Так как данный инструмент (многовекторную политику) необходимо правильно и своевременно применять. Возможно приведу не самую точную аналогию, но если забивать гвозди смартфоном и жаловаться, что он быстро при этом разбивается, то это еще не значит, что смартфон плохой.

#замноговекторность

Rodion Kudakaev

Многовекторность как инструмент имеет очень ограниченные временные рамки для своего использования. В качестве примера приведу ситуацию, возникшую на постсоветском пространстве. После развала СССР в Беларуси, Казахстане и других гос-вах региона возник идеологический/экономический/политический вакуум, который можно было восполнить благодаря сотрудничеству с новыми партнерами. Однополярный мир крайне удобен для такого подхода, в особенности когда единственный гегемон находится за океаном и занят "поставками демократии" в другие регионы мира. По прошествии 30 лет, когда Россия вновь становится центром евразийской интеграции, с востока идёт Китай с инициативой "один пояс, один путь", а коллективный Запад всерьёз задумался о необходимости сохранения своей руководящей роли на планете, для "малых" и "средних" государств остаётся все меньше места для "маневра". Поэтому, торговать можно со всеми, однако "ядерные зонтики" (как и вакцины) менять как перчатки нельзя, приходится выбирать такого партнёра один раз и надолго, что, с точки зрения стратегии, оставляет от "многовекторной" политики только одно название.

#противмноговекторности

Евгений Коренев

#замноговекторность

Уважаемый Родион Фидельевич! Тот факт, что Венгрия, которую Вы привели в качества примера, столкнулась с подобной проблемой, как раз и свидетельствует об ограниченности маневра для государств, проводящих, так скажем, «моновекторную» политику. Провозгласив три десятилетия назад в качестве основной цели интеграцию в европейские и евроатлантические структуры, Будапешт сделал свой выбор. Следовательно, венгерские политики сегодня должны понимать, что есть некие институциональные и нормативно-правовые рамки, установленные Брюсселем, которые ограничивают сотрудничество страны, например, с такими партнёрами, как Россия и Китай, в том числе в сфере поставок вакцин.

К примеру, соседняя Сербия, пусть и идущая в последние годы активно по пути евроинтеграции, но все еще не являющаяся членом ЕС (откровенно говоря, перспективы Белграда выглядят пока туманно из-за вполне логичного нежелания признавать независимость Косово) не имела никаких проблем с доступом к различным вакцинам. Эту балканскую страну вообще можно назвать одним из мировых лидеров «вакцинной многовекторности». Об этом наглядно свидетельствует тот факт, что сербское руководство привилось разными препаратами: российским «Спутник V», китайским Sinovac, американо-немецким Pfizer-BioNTech и британо-шведским AstraZeneca. Можно согласиться с журналистами испанской газетой El Pays, которые еще в марте 2021 г. сделали вывод о том, что разнообразие вакцин в Сербии отражает ее внешнюю политику.

Алексей Юрк

#противмноговекторности

На мой взгляд, большим минусом многовекторности является ограничение ею пределов, до которых государство может развивать свои отношения со, скажем так, противоположными векторами. В идеальном мире, где дружеские отношения с одной страной/группой стран не влияют на отношения с враждебной ей/им страной/группой стран, многовекторность была бы идеальной и единственно верной моделью внешнеполитического поведения. Однако мы живём в мире реальном, где перед государством часто ставится дилемма "вы с нами или против нас". Из последних примеров наиболее говорящим является сотрудничество ЕС и Китая, где США поставили первый именно перед такой дилеммой. Таким образом, у многовекторности есть очень серьёзные ограничения, и эта модель (особенно, как верно отметил выше Глеб, применительно к мелким игрокам) может применяться лишь до поры до времени, пока государство не будет принуждено сделать выбор в пользу какого-либо вектора, пожертвовав другим.

Aykush Avanesyan

Алексей Юрк

#замноговекторность

В условиях глобализации и информационной революции отсутствие многовекторности в политике государства говорит о ее «недееспособности» на мировой арене. С каждым годом возрастает востребованность государств к кооперативному взаимодействию с другими участниками жизни, а отсутствие многовекторности может сказаться на качестве и эффективности взаимодействия государства с окружающей международно-политической средой, а также на репутации государства как участника международной жизни

Алексей Юрк

Aykush Avanesyan

Тут вопрос в том, где проходит граница между многовекторностью и обычными взаимоотношениями стран в глобализованном мире. На мой взгляд, это вещи хоть визуально и схожие, но различные по своей сути.

#противмноговекторности

Aykush Avanesyan

Алексей Юрк Соглашусь, что грань между многовекторностью и обычными взаимоотношениями стран слишком тонкая, но взаимодействовать со странами можно и в рамках одного вектора, а я говорю о тенденциях в современном мире и о репутации государства, в случае если оно придерживается лишь одной траектории (взаимодействуя с рядом государств, но двигаясь лишь в одном направлении)

Андрей Козинец

Алексей Юрк тут скорее можно говорить о подчиненном положении ЕС и отсутствию полноценной самостоятельности, что является следствием как раз того, что никакой реальной многовекторной политики у ЕС не было. При этом, все-таки есть примеры, типа той же Германии, которая довела с Россией строительство "Северного Потока-2" до успешного завершения.

#замноговекторность

Алексей Юрк

Андрей Козинец

В чём-то согласен с вами, до настоящей многовекторности ЕС не дорос в силу объективных проблем с обеспечением собственной безопасности. Однако попытки "в многовекторность" всё же были, именно в многовекторность, а не в простые обычные отношения в глобализованном мире. В более вегетарианские времена попытки были более удачными, однако сейчас, с обострением борьбы на международной арене, США Европе таких выкрутасов уже позволить не могут.

Что до СП-2, то, как признают и в самих США, Китай сейчас представляет для Штатов более экзистенциальную угрозу, нежели Россия. Поэтому в случае с ней на определённые поддавки в отношениях с европейскими союзниками пойти можно, что и продемонстрировала достройка СП-2 без особых помех (а они могли быть куда серьёзнее).

#противмноговекторности

Андрей Козинец

Алексей Юрк позиция США по вопросу мнимой или реальной угрозы со стороны Китая и России, а точнее акценты в этом отношении, могут меняться при каждой новой администрации в Белом Доме. Когда ЕС как флюгер следует этим изменениям, то скорее это показывает до какой степени деградировала политическая элита многих европейских стран, но мало что говорит о векторности политики как таковой..

Также, думаю, мы можем сказать, что эпоха Холодной войны в целом была достаточно суровой, но, например это не помешало в 1966 году итальянскому ФИАТ, компании из страны члена-НАТО подписать с советским минпромом протокол "О сотрудничестве в области разработки конструкции автомобиля, проекта автомобильного завода и его строительства в СССР". Вряд ли на тот момент для западного блока был более опасный соперник, чем СССР. Так что это ещё раз говорит об уровне и самостоятельности европейских элит.

Также, помимо примеров стран типа Турции, Индии или Южной Кореи, которые не "берут под козырек", а грамотно развивают партнёрские отношения со странами из разных блоков, экономических объединений и континентов, в многовекторность хоть в какой-то степени пытается идти даже Украина.

Так, посол Украины в Японии Сергей Корсунский практически прямым текстом предлагает Токио сотрудничать с "демократическим" Киевом и даже "сверить часы" по территориальным вопросам, пытаясь найти общие сюжеты в территориальном споре вокруг Курил и ситуации на Донбассе. Так что даже государства, чья политическая линия вроде бы сводится к одной фразе "Украина це Европа" - ищет пути сотрудничества со странами Азии.

Хотя примеры Турции, Индии и Южной Кореи конечно поинтереснее.

#замноговекторность

Евгений Коренев

#замноговекторность

Уважаемый Алексей Владимирович! Спасибо за Ваш интересный комментарий! Все же, стоит констатировать, что ограничений для развития отношений с государствами, занимающими на данный момент не совпадающую позицию, будет все-таки больше у страны, которая входит в один конкретный блок. Все ее внешнеполитические шаги будут строго регламентированы нормативно-правовыми и институциональными механизмами, призванными обеспечить союзническую солидарность. Так что упомянутый Вами вопрос "вы с нами или против нас?" ставится гегемоном в отдельно взятом блоке еще жестче. В случае неудовлетворительного ответа, такое государство может впасть в немилость и испытать на себе все прелести гнева гегемона. Как раз все это мы сейчас отчетливо видим на примере отношений США с некоторыми своими союзниками, желающими вырваться из-под поднадоевшей опеки Вашингтона и проводить более независимую внешнюю политику, строящуюся на принципах хотя бы ограниченной многовекторности.

Диана Халецкая

#противмноговекторности

Проведение многовекторной внешней политики, продиктованное желанием уйти из под контроля лишь одной страны (внешнеполитического блока), может привести к зависимости от множества государств или блоков. Это скорее спровоцирует принятие правительством противоречивых решений как внутри-, так и внешнеполитических решений. Многовекторность может обеспечить стабильность лишь в краткосрочной перспективе при условии сбалансированной политики и единства элит.

Антон Вильчинский

#замноговекторность

Диана, здравствуйте! Согласен с Вашим комментарием в части того, что многовекторная политика ведома стремлением страны не быть зависимой от какого-то одного блока/государства. При этом, в современном мире, пронизанном сетевыми связями, подавляющее большинство стран и компаний взаимозависимы. Не согласны ли Вы с тем, что лучше иметь опору и быть в меру зависимым от нескольких стран, чем от одной, с учётом того, как в современном мире может быстро сменяться власть и внешнеполитические приоритеты стран? (примером могут являться отношения США-Куба. Обама перед уходом начал открыл период «потепления», однако Трамп его сразу же закрыл и вернул все ограничения, похожая ситуация и с Ираном, когда Трамп вышел из Всеобъемлющего плана действий Обамы)

Диана Халецкая

Антон Вильчинский спасибо за комментарий! В приведённых Вами примерах отчасти содержится и ответ на заданный вопрос) и Куба, и Иран не имеют (я допускаю, что могу ошибаться) устойчивых позитивных связей с США или странами ЕС. Обе страны очень специфичны для благосклонности западного блока. Мой аргумент против многовекторности скорее о том, что "попытки усидеть на двух стульях" обычно плохо заканчиваются для стран, в которых отсутствует единство элит и единый внутри и внешнеполитический курс. Как пример, смена режимов в странах Ближнего Востока во второй половине прошлого века, например, сопровождающаяся попытками элит Египта, Ирака (и ряда других государств) получить выгоды от контактов с СССР, а позднее России, и с США. На мой взгляд, сегодня любая страна не может избежать и полностью исключить взаимодействие со многими акторами, однако наиболее продуктивной будет политика с чётко выстроенными приоритетами в интересах государства, а не попытки получить краткосрочные выгоды.

Антон Вильчинский

Диана Халецкая спасибо за Ваш ответ! Полностью разделяю мнение о том, что национальные стратегические интересы должны всегда быть в основе внешнеполитического курса. А многовекторная политика с опорой на двух/нескольких принципиальных соперников, естественно, не станет выгодной. При этом, многовекторная политика представляется эффективной в тех случаях, когда страна формирует партнерства с государствами, не а противостоящими друг другу. В частности, примером сегодня вновь видится Иран, который, с одной стороны, сближается с Китаем, подписав с ним долгосрочное инвестиционное соглашение несколько месяцев назад, а с другой, участвует в ряде энергетических и инфраструктурных проектах с Россией. Ранее Иран также взаимодействовал и с Турцией в рамках Астанинского формата по Сирии. Подобный вариант многовекторности видится достаточно эффективным с учетом того, что все партнеры имеют сбалансированные отношения между собой, а Иран может удовлетворить свои интересы, сотрудничая с разными партнерами. #замноговекторность

Диана Халецкая

Антон Вильчинский вот в таком видении Вами многовекторности мне сложно не согласиться. Но не кажется ли Вам, что в таком случае прослеживается именно выверенная руководством внешнеполитическая линия, позволяющая отстаивать национальные интересы в условиях неопределённости и глобализации?

Антон Вильчинский

Диана Халецкая, да, полностью согласен с Вашей интерпретацией. В условиях неопределенности государствам нужно быть гибкими и зачастую чередовать различные варианты внешнеполитических стратегий для реализации своих интересов. В этой связи представляется важным стремление получать от разных государств разные выгоды, которые стране тяжело получить в одиночку, а наличие более широкого круга партнеров, как кажется, дает больше возможностей для этого.

Евгений Коренев

#замноговекторность Уважаемая Диана Рафиковна, не могу согласиться с Вашим тезисом. Пример Индии, которая, решив не входить ни в один из блоков в период холодной войны, на протяжении нескольких десятилетий была лидером Движения неприсоединения и успешно развивала отношения с различными государствами, не попадая в зависимость от них, говорит нам о том, что многовекторная политика при грамотном ее проведении не только не мешает, но даже помогает сохранять и усилить свою независимость и субъектность на мировой арене. Так что в надежных руках многовекторность- это эффективный инструмент обеспечения хороших позиций на мировой арене для государства именно на долгосрочную перспективу.

Диана Халецкая

Спасибо за комментарий, Евгений Сергеевич! Согласна с Вашим примером, с точки зрения реализации выбранной Индией позиции в системе международных отношений. Вместе с тем от политики многовекторности в данной стране выигрывают только её элиты. Внутри самой Индии сохраняется социальная нестабильность, внутренние противоречия. Индии жизненно необходимы инвестиции других стран, не важно России, Китая или США, что и оправдывает её многовекторность. Но и с Китаем, и США отношения не стабильны. В свою очередь средств на реализацию инфраструктурных проектов с сопредельными государствами у Индии не хватает. А реализация таких проектов позволила бы ей усилить свое влияние на приграничных территориях, требующих высокого внимания с точки зрения обеспечения безопасности.

.

Евгений Коренев

#замноговекторность Диана Халецкая Уважаемая Диана Рафиковна, полностью согласен с Вашей оценкой социально-экономических проблем Индии. Правда, мне кажется, что они в первую очередь вызваны не допущенными просчетами во внешней политике, а внутренними сдерживающими социально-политическими факторами: кастовая система, террористическая угроза, межнациональные и межконфессиональные противоречия и т.д. При этом у Индии, на мой взгляд, есть две ключевые внешнеполитические задачи: 1) решение Кашмирского вопроса в свою пользу – для этого требуется одержать верх в геополитическом противостоянии с Пакистаном, фактически поддерживаемым Китаем; 2) расширение торгово-экономического взаимодействия с партнерами в Евразии – для этого необходимо избежать крупных столкновений с другими акторами и войти в систему интеграционных отношений на евразийском пространстве. Вряд ли страна сможет достигнуть эти в чем-то противоречащие друг другу цели в случае отказа от многовекторной политики, поскольку сейчас у нее, например, есть уникальная возможность одновременно работать в форматах ШОС, БРИКС и QUAD и получать определенные геополитические дивиденды от участия в каждом из этих многосторонних механизмов, о чем уже писал мой коллега Андрей Игоревич Козинец в одном из своих комментариев в рамках нашей дискуссии.

Andrey R.

#противмноговекторности

А не кажется ли вам, дорогие коллеги, что когда крупное и сильное государство заявляет о своей многовекторности — это попытка замаскировать отсутствие большой идеи, стоящей за её внешней политикой? Такой большой идеи, которая может вызывать симпатии у более мелких и слабых стран и заставлять их следовать за собой.

В свою очередь, если о проведении многовекторной политики заявляет государство некрупное и не очень мощное в геополитическом плане, то не есть ли это попытка за красивым фасадом скрыть собственное циничное и конъюнктурное поведение на внешнеполитическом треке? Говоря более простым языком: я дружу со всеми, но особенно сильно с теми, кто на настоящий момент мне больше выгоден, при изменении же обстоятельств прежний друг мне может быть уже не нужен

Никита Дегтярёв

#замноговекторность

Добрый вечер, Андрей. На оба ваши вопроса про маскировку отсутствия большой идеи и про цинизм малых государств возможно ответить «да», однако, это не означает, что многовекторность – это плохо.

Отстаивание национальных интересов, обеспечение благосостояния своей страны всегда будет превыше всего; государство думает не о том, «что такое хорошо, а что такое плохо», а обеспечивает свою безопасность, выживаемость и достойную жизнь населения (по возможности). В этом плане все государства можно назвать циничными. Внешняя политика не обязана отвечать требованиям высокой морали. Поэтому аргумент, что многовекторность – «это цинично, а значит плохо», не особо мне понятен.

Если циничное и конъюнктурное поведение, прикрываемое красивым термином «многовекторность», даёт свои положительные результаты, то значит многовекторность – это благо для государства, которое использует такой инструмент.

Евгений Коренев

#замноговекторность

Уважаемый Андрей Сергеевич! Во-первых, не все государства, проводящие многовекторную политику, научились формулировать большие идеи, способные сплотить вокруг них ряды других стран, которые бы потом превратились в их многолетних клиентов, в этом я с Вами соглашусь. Однако так ли уж нужны такие фундаментальные смыслы всем подобным государствам для обоснования своей внешней политики, если они могут достаточно эффективно при помощи многовекторной политики на практике взаимодействовать с различными партнерами и добиваться своих целей? Здесь хорошим примером является Индонезия, балансируя между различными центрами силы в последние десятилетия, она смогла существенно нарастить свой экономический потенциал и укрепить позиции на мировой арене, при этом ей не пришлось заниматься «геополитическим прозелитизмом» и приобщать какие-то страны к своей системе внешнеполитических ценностей.

Теперь несколько слов по поводу Вашего второго тезиса. То, что вы называете «циничным и конъюнктурным поведением», является лишь наглядным подтверждением того, что принципы политического реализма, что называется, «живее всех живых» в современном мире. В связи с этим я полностью согласен с мнением своего коллеги Никиты Сергеевича Дегтярёва. Определенный цинизм государства могут проявлять как при проведении одновекторной, так и многовекторной политики. Такое поведение для государств, в принципе, является нормой, учитывая тот факт, что основная их задача заключается в защите своих национальных интересов. Можно вспомнить хотя бы события, предшествовавшие Семилетней войне в середине ⅩVIII в., когда произошла Дипломатическая революция, в рамках которой поменялся состав традиционных коалиций. На первый взгляд произошедшее выглядело как определенное предательство старых союзников, но никто из европейских держав сильно не горевал, все они работали над заключением новых союзов.

Andrey R.

Евгений Коренев

Никита Дегтярёв дорогие коллеги, тогда, следуя из ваших же слов, мы оказываемся вынуждены признать, что многовекторность является нормальным, «естественным» состоянием государства на международной арене с точки зрения реализма, нет?

Зачем тогда вообще этот термин? Откуда идут попытки его продвигать в качестве своеобразного конкурента иным крупным идеям?

#противмноговекторности

Евгений Коренев

#замноговекторность

Andrey R.

Многовекторность и политика в духе политического реализма, конечно, не являются синонимами. Мы об этом и не говорили. Просто многовекторная политика дает определенные преимущества для реализации национальных интересов, что является важнейшим принципом политического реализма.

Владимир Нежданов

#противмноговекторности

Когда звучит слово «многовекторность», первое государство, которое приходит на ум - Республика Беларусь. Многовекторная политика, по словам А. Лукашенко «у Беларуси была и будет».

Вопрос как это понимают в Беларуси? Говорят, что прежде всего экономически, чтобы не складывать все яйца в одну корзину и диверсифицировать свою внешнюю торговлю и экономические связи между Россией, ЕС и Китаем. Бесспорно, это взвешенный подход небольшого государства, которое стремится балансировать в современных международных отношениях.

Однако следует учитывать, что многовекторность эта имела бы исключительно позитивный результат, если бы на наших глазах не происходило переформатирование того глобального ландшафта, который ещё десятилетие назад считался незыблемым. Кажущееся доминирование единственного гегемона уходит в прошлое. На смену приходит полицентричный мир с присущей ему фрагментацией и динамической нестабильностью.

В итоге международное экономическое сотрудничество в форме, принятой в 1990-е - 2000-е гг., формулу которого по иронии судьбы сформулировал бухгалтер американских гангстеров Отто «Аббадабба» Берман «Nothing personal, it's just business» перестаёт действовать, поскольку «personal» со стороны крупных держав, в отношении которых направлены векторы средней или малой страны приобретает ключевое значение для международной системы.

Как следствие, многовекторность становится причиной обид, недопонимания, разочарований для всех участников отношений такого рода.

Выходит, что «генералы готовились к прошедшей войне» и, стратегия, которая сработала бы ещё 10-15 лет назад, становится обузой и источником вызовов для государства.

Евгений Коренев

#замноговекторность

Уважаемый Владимир Львович! С интересом прочитал Ваш комментарий. Согласен с Вами по поводу того, что белорусская многовекторность стала специфическим явлением в международных отношениях последних лет. Однако все-таки представляется, что как бы белорусское руководство не характеризовало свою внешнюю политику, она является не в полной мере многовекторной. Это какая-то гибридная форма, в рамках которой сочетаются ориентация на ведущего военно-политического и экономического союзника с попыткой найти новых партнеров для диверсификации в первую очередь своих торгово-экономических связей, чтобы не попасть в полную зависимость от Кремля и сохранить суверенитет, о чем любили говорить представители руководства Республики Беларусь в последние годы. При этом западный вектор белорусской внешней политики находится давно в глубоком кризисе, что и не позволяет считать внешнеполитический курс Белоруссии в полной мере многовекторным. Отсюда периодически и возникают определенные обиды друг на друга у Москвы и Минска, которые связаны с несовпадением отдельных оценок статуса двусторонних отношений в системе внешнеполитических приоритетов России и Белоруссии.

Зато можно рассмотреть пример Монголии, у которой нет никаких особых обид на кого-то, и на которую никто сильно не обижается. В силу своего географического положения и исторического опыта после окончания холодной войны эта страна попыталась преодолеть, казалось бы, предопределенное состояние буферного государства, зажатого между Россией и Китаем. Для этой цели была разработана доктрина «третьего соседа», которая подразумевает необходимость развития равноправных партнерских отношений и с другими государствами помимо РФ и КНР.

Несмотря на то, что Монголия не достигла уровня развития, сопоставимого с так называемыми «азиатскими тиграми», она в последние годы демонстрировала довольно высокие темпы экономического развития во многом благодаря притоку иностранных инвестиций не только из России и КНР, что позволило некоторым экономистам говорить о монгольском экономическом чуде. Сосредоточившись на двух ключевых внешнеполитических векторах и добавив новые в свою систему координат на мировой арене, страна действительно смогла достигнуть определенных успехов. При этом все было сделано таким образом, что это не привело к возникновению серьезных политических конфликтов между Россией и Китаем по поводу Монголии, как это было в ⅩⅩ в. Даже появление новых «третьих соседей» не повысило существенно степень геополитического напряжения вокруг Улан-Батора.

Владимир Нежданов

#противмноговекторности

#PS

Вспомнив о многовекторной политике Республики Беларусь, нельзя не заметить, что многие (если не все) постсоветские страны выбрали этит подход для своего развития в 1990-е - 2000-е годы.

Возьмём для примера другого «многовекторного» соседа России, а также союзника по ЕАЭС - Казахстан.

1990-е и 2000-е годы для Казахстана - важный период становления, поскольку, в отличие от многих республик СССР он не «восстанавливал» государственность (пусть даже в исключительно идеологическом плане, создавая «миф о государстве»), а строил ее с нуля.

В этих условиях было необходимо проведение такого внешнеполитического курса, который бы позволял «корректировать» географические недостатки страны (landlocked nation) и использовать определенные преимущества от соседства с Россией (хотя будем откровенны, независимость Казахстана во глубине идеологии страны суть независимость от России), Китаем и взаимодействия с США и ЕС.

В этой связи вспомним, что первый президент Н.Назарбаев определял многовекторность как: «развитие дружественных и предсказуемых взаимоотношений со всеми государствами, играющими существенную роль в мировых делах и представляющими для нашей страны практический интерес. Казахстан в силу своего геополитического положения и экономического потенциала не вправе замыкаться на узкорегиональных проблемах. Это было бы не понятно не только нашему многонациональному населению, но и всему мировому сообществу».

Как можно увидеть, в Казахстане видят многовекторность также не столь оригинально, говоря о практическом интересе, который представляет собой ту самую экономическую составляющую.

В этой связи можно дать определение: многовекторная внешняя политика – это независимая самостоятельная внешняя политика, отличительной чертой которой является сбалансированное и равномерное отношение одновременно с разными важными центрами сил и основными мировыми и региональными игроками при первостепенном акценте на экономическое сотрудничество.

Однако здесь, как и в Беларуси, мы сталкиваемся с ограниченными возможностями этого подхода в современной ситуации.

Так, интеграция в ЕАЭС воспринимается в казахстанских медиа как опасный путь, поскольку ведёт к доминированию Москвы (концепция «независимость=независимость от России»), отношения с Китаем в обществе также воспринимаются болезненно из-за страха перед «китайской угрозой», а сотрудничество с Западом (появление прослойки высококвалифицированных специалистов и чиновников с западным образованием) не позволяет в полной мере воспользоваться этим ресурсом из-за географической отдаленности. С другой стороны, Россия в такой ситуации болезненно реагирует на «казахстанизацию» страны (они наши союзники, а в обществе проталкивают использование казахского языка!), а в КНР пытаются найти возможности сотрудничества с Казахстаном без России (сопряжение «Пояса и Пути» с «Нурлы Жол»).

В итоге, повторю свой тезис, 20 лет назад многовекторность стала бы панацеей для средних и малых государств. Однако перестройка мирового порядка (не имею в виду параллели с советской, но если пофантазировать…) не то что не позволяет получить возможности от такой многовекторности, но ведёт к новым вызовам не только для стран, которые проводят такую политику, но и для больших стран, куда направлены векторы.

Евгений Коренев

#замноговекторность В дополнение к уже высказанным моими коллегами аргументам в пользу многовекторности хотелось бы добавить еще несколько: 1) грамотная многовекторная политика может позволить государству сохранить свой суверенитет. Возьмем к примеру Азербайджан. Не секрет, что вот уже почти 30 лет отношения Баку и Анкары имеют особый характер. После военных действий в Нагорном Карабахе осенью 2020 г. они вышли на беспрецедентный стратегический уровень, что и было закреплено подписанием Шушинской декларации. Фактически теперь речь идет не только о реализации совместных экономических проектов и сотрудничестве в гуманитарной сфере, но и о формировании военно-политического союза. При таком раскладе можно ожидать, что объем реального суверенитета Азербайджана будет постепенно сокращаться, что при наиболее радикальном варианте развития событий могло бы даже привести к утрате им своей государственности и поглощению Турцией. Понимая подобные риски, несмотря на желание выстраивать союзнические отношения с Турцией, руководство Азербайджана вполне логично стремится уравновесить возросшее турецкое влияние на Баку путем развития отношений с другими партнерами: Россией, США, странами ЕС и Китаем. Именно многовекторная политика может помочь Азербайджану не пропустить тот момент, когда Турция попытается взять его в еще более крепкие «братские объятия», которые уже будут угрожать суверенитету государства, а не выглядеть как обычные союзнические отношения.

2) многовекторная политика позволяет обеспечить внутриполитическую стабилизацию государств за счет реализации различных идей в области внешней политики, озвучиваемых разными политическими силами. Примером этого может служить Сербия. В 2000-е гг. страна сотрясалась внутриполитическими дрязгами, что полностью совпадало с неразберихой в области внешней политики. После прихода к власти А. Вучича был модернизирован государственный аппарат и обновлены принципы многовекторной политики страны. Существовавший в обществе запрос на взаимодействие с различными внешними партнерами был в определенной степени реализован. В результате сегодня Сербия довольно успешно развивает отношения как с Россией, так и с США, Китаем, ЕС, Турцией, что было совершенно невозможно представить 15-20 лет назад. Конечно, болезненные темы остаются (статус Косово, развитие отношений с НАТО сквозь призму бомбардировок Югославии), но, в целом, применение такого подхода привело к снижению градуса напряженности во внутриполитических дискуссиях по поводу вопросов внешней политики и, как следствие, к определенной стабилизации обстановки внутри страны.

Антон Вильчинский

#замноговекторность

Уважаемые коллеги, в продолжение нашего обсуждения хотелось бы также обратить Ваше внимание на деятельность интеграционных объединений и специфику их стратегий на мировой арене, естественно, с учетом определенных оговорок относительно их внутренних структур, уровней интеграции, правового статуса и т.д. Как представляется, многовекторная политика является для них более эффективной, что хотел бы попытаться отразить на трех примерах ниже.

1) Можно обратить внимание на ЕС. В последнее время Брюссель склоняется как раз в сторону многовекторной политики, понимая, что опора только на США несет риски. Ежегодно проводятся саммиты ЕС-Африка, в декабре 2020 г. было подписано инвестиционное соглашение с Китаем, в июне 2019 г. заключено соглашение о зоне свободной торговли (ЗСТ) с МЕРКОСУР, осуществляется энергетической сотрудничество с РФ и странами Персидского залива. Тем самым ЕС стремится расширить круг партнеров и снизить риски, которые несет в себе опора на ограниченное число партнеров.

2) Помимо этого, Евразийский экономический союз также склоняется в сторону многовекторности - действуют соглашения о ЗСТ с Вьетнамом и Сербией, аналогичный документ подписан и с Сингапуром, а с Индонезией достигнута договоренность о его подписании. Действует временное соглашение с Ираном. Таким образом, широта географии связей, охватывающая разные части Евразии, дает больше возможностей ЕАЭС для развития своих экспортных направлений, а также способствует совместным проектам.

3) В политической плоскости стоит обратить внимание на Ассоциацию стран юго-восточной Азии (АСЕАН), которая не является интеграционным объединением, однако десятка по многим вопросам выступает единым целым. Так, через Региональный форум по безопасности и форматы АСЕАН+3/+6/+8 группа способствует активизации регионального диалога по актуальной региональной проблематике в АТР и пытается содействовать диалогу даже между соперничающими странами (РФ, КНР, США).

В целом, именно многовекторонсть представляется выгодной и эффективной политикой для интеграционных объединений, так как по экономическому направлению она позволяет расширять и стимулировать экономическое взаимодействие, а по политическому способствует вовлечению большего числа партнеров в диалог по актуальным вопросам повестки дня.

Надежда Кулибаба

#противмноговекторности

Внешняя политика государства – это феномен всегда многоаспектный, в особенности, если говорить о глобальных и региональных державах, центрах силы, национальные интересы которых связаны с широким спектром международных вопросов. А сама концепция многовекторности, основанная на балансе, равноценном сотрудничестве [и мире во всем мире] в теории представляется замечательным инструментом, который мог бы служить эффективной основой построения внешнеполитического курса и непосредственно действий на международной арене.

Однако, на мой взгляд, на текущий момент, многовекторность внешней политики нереализуема и является утопией. Исторический опыт показывает, что у государств не получается выстраивать свой внешнеполитический курс таким образом, чтобы создавать сбалансированные, равномерные и равноценные отношения одновременно с несколькими ключевыми центрами. Поскольку если не государство будет тяготеть к одному из партнеров, один из партнеров будет перетягивать это государство на свою сторону, исходя из собственных национальных интересов. Какими бы значимыми не были для правительства США вопросы взаимодействия с Россией, Китаем, Южной Кореей и пр., взаимодействие со странами, входящими в НАТО, в любом случае будут идти в совершенно другом ключе.

Успешная реализация концепции многовекторной внешней политики требует четкого, продуманного и последовательного курса с учётом анализа текущей ситуации и прогноза на будущее. Однако, в международных отношениях слишком много переменных, и изменение одного из факторов может существенно повлиять на отношения государства с зарубежными партнерами (приход к власти оппозиционной партии с иными внешнеполитическими приоритетами, принятие ограничительных мер в отношении граждан государства правительством другого государства, прекращение взаимных обязательств в связи с завершением реализации совместных экономических проектов и пр.).

Евгений Коренев

#замноговекторность Уважаемая Надежда Сергеевна! На мой взгляд, международные отношения, в принципе непредсказуемая система, поэтому проведение внешней политики, ориентированной на взаимодействие с одним центром или группой государств, тоже не является гарантией долгосрочной стабильности и успеха. Ведь если что-то пойдет не так, здесь уже будет нельзя подстраховаться и быстро переориентироваться на взаимодействие с другими партнерами, многовекторность же такую возможность дает.

Что касается равномерности и равноценности отношений, то нужно понимать, что в данном случае не нужно все абсолютизировать. Многовекторная политика, как мы с коллегами отмечали ранее, дает возможность государствам развивать разные направления в своей внешнеполитической деятельности, при этом выделяя страны, отношения с которыми носят приоритетный характер. Здесь нет никаких противоречий принципу многовекторности. Можно привести аналогию с событиями Великой Отечественной войны, в ходе которой СССР создавал фронты разного масштаба, но каждый из них был важен по-своему для достижения Победы.

Артём Ломакин

#противмноговекторности В условиях развития технического прогресса, продвижение идеи многовекторности является опасным для всего человечества. 1) Увеличение степени конфликтности между странами; Пока передовые государства (ЕС) стремятся к унификации векторов своих внешних политик, резкий рост многовекторности может спровоцировать рост числа конфликтов в мире, а также эскалацию "замороженных" или ныне разрешенных конфликтов. Прежде всего речь идет о ядерном факторе в построении многовекторной политики. Наличие самых разных идеологий, целей внешних политик стран мирового сообщества провоцирует "трения" между странами, что в условиях ядерного века может создать предпосылки для военных конфликтов с применениям ЯО. Даже в нынешних условиях (8 стран обладает ЯО) возможно развитие сценария, где одна из ядерных держав применит ядерное оружие, если ее государственности будет угрожать опасность.

Глеб Торопчин

#противмноговекторности

Поддерживаю аргумент о важности ядерного фактора, тем не менее, de facto ЯО обладают 9 стран. Прошу прощения за занудство (профдеформация, очевидно).

Евгений Коренев

#замноговекторность Уважаемый Артём Сергеевич! Благодарю Вас за интересный комментарий, который задает новое направление нашей дискуссии. Не могу согласиться с некоторыми выводами, которые Вы сделали. Мне кажется, что утверждение о том, что многовекторность в условиях развития технического прогресса представляет угрозу человечеству, является немного тенденциозным. Не меньшую, а, может, и большую угрозу для мировой стабильности несет ситуация, при которой все страны мира разделяются по блокам, находящимся в антагонистических отношениях. Вот тут уже возникает соблазн использовать все имеющиеся в распоряжении технические средства для того, чтобы нанести сопернику сокрушительное поражение.

Если немного отклоняться от нашей основной темы, то хотелось бы прокомментировать Ваш вывод по ядерному оружию. В контексте обсуждаемого вопроса было бы уместно, на мой взгляд, вспомнить тезис классика неореализма К. Уолтца о том, что ядерное оружие, как бы парадоксально это не звучало, выступает в качестве стабилизирующего фактора международной системы. Причем это характерно не только для биполярной системы международных отношений, но и для многополярной, в которой принцип ядерного сдерживания, пусть и с несколько иными параметрами продолжает работать. Мы по-прежнему не видим серьезных военных конфликтов между ядерными державами. Даже Индия, с одной стороны, и Пакистан с Китаем, с другой, воздерживаются от ведения по-настоящему полномасштабной войны из-за Кашмира.

Артём Ломакин

#противмноговекторности В условиях развития технического прогресса, продвижение идеи многовекторности является опасным для всего человечества. 1) Увеличение степени конфликтности между странами; Пока передовые государства (ЕС) стремятся к унификации векторов своих внешних политик, резкий рост многовекторности может спровоцировать рост числа конфликтов в мире, а также эскалацию "замороженных" или ныне разрешенных конфликтов. Прежде всего речь идет о ядерном факторе в построении многовекторной политики. Наличие самых разных идеологий, целей внешних политик стран мирового сообщества провоцирует "трения" между странами, что в условиях ядерного века может создать предпосылки для военных конфликтов с применениям ЯО. Даже в нынешних условиях (8 стран обладает ЯО) возможно развитие сценария, где одна из ядерных держав применит ядерное оружие, если ее государственности будет угрожать опасность.

https://news.mail.ru/society/47904615/?frommail=1&exp_id=828 - К вопросу о важности вопроса криптовалюты в нынешних исследованиях.

Назван срок запуска цифрового рубля в России

NEWS.MAIL.RU

https://news.mail.ru/society/47904615/?frommail=1&exp_id=828&fbclid=IwAR39ZYwYnv7pdmlQ4LKPAkwcRCuu7Q7eHldy4hKgCb-md3sxC5JOhyMcYCM