image001 (6).jpg

427 1 июня 2023 г. Карпович О. Г.

Как известно, всё тайное рано или поздно становится явным. Много десятилетий мы прожили в полной уверенности, что цивилизованный мир – в частности, так называемый просвещенный Запад, даже в условиях жестких разногласий по другим вопросам, разделяет с нами единый подход к восприятию итогов Второй мировой войны. Май 1945-го года, когда, возможно, единственный раз в новейшей человеческой истории состоялась абсолютно бесспорная, глобальная победа добра над мировым злом, казалось бы, традиционно признавался высшей точкой проявления международной солидарности; как миг торжества справедливости, спасший миллионы людей от страданий и бед. Но, как выясняется сегодня, мы были крайне наивны, искренне внимая заверениям западных партнеров, лицемерно возлагавших венки к Могиле Неизвестного Солдата, а параллельно мечтавших о временах, когда все такого рода ритуалы уйдут в историю и позволят, наконец, признаться в вещах, которые еще недавно могли бы показаться постыдными. Украинский кризис, как сказал бы Геббельс, «освободил их от химеры, называемой совестью». Приличия прошлого сегодня окончательно отправлены на свалку истории. Теперь, по Достоевскому, «всё дозволено».

Впрочем, стоит ли удивляться? Ведь в реальности, мы всегда помнили, что в Великую Отечественную противостояли не только и не столько Третьему Рейху, сколько, своего рода Европейскому фашистско-нацистскому союзу, объединившемуся под властью Берлина и принимавшему активное участие во всех его преступлениях, включая Холокост. Мы понимали, что политика героизации нацистов в Прибалтике, а затем и на Украине, не зря годами игнорировалась их кураторами – ведь именно ветераны соответствующих подразделений СС и прочих группировок были брошены США на борьбу с Советским Союзом в числе первых на заре холодной войны; да и после её окончания, в той же Югославии идеологами хорватских, боснийских и албанских националистов были бывшие пособники режимов Гитлера и Муссолини. Знали мы и о том, какую роль аристократы, политики и бизнес-элиты Великобритании и США сыграли в становлении Рейха и легитимизации гитлеровской Германии – всем памятный Мюнхенский сговор стал лишь вишенкой на испеченном западными лидерами торте.

Сегодня, силами Киева, неонацизм в Европе стал модным символом принадлежности к лагерю истинных демократий. Неудивительно, что из повода для критики, как в былые – относительно нормальные - времена (вспомним дипломатический бойкот Австрии времен президентства К.Вальдхайма), крен в эту сторону стал скорее предметом для гордости. Взять нового члена НАТО – Финляндию, и покорно ждущую турецкой отмашки Швецию. Обе страны долгое время создавали себе имидж образцово нейтральных и миролюбивых государств, пестующих общечеловеческие ценности. Но их прошлое содержит немало темных страниц, которые, в целом, соответствуют европейским трендам 1930-1940-х годов. Разумеется, есть нюансы: если Финляндия открыто участвовала в агрессии Германии против нашей страны, то Швеция «лишь» предоставляла территорию для транзита немецких вооружений и отправляла бойцов-добровольцев на помощь Вермахту на Восточном фронте. При этом, в отличие от ФРГ, там не произошло даже частичной денацификации – Стокгольм и Хельсинки с помощью игры в нейтральность умело избежали ответственности за помощь Берлину. Существовавшие задолго до Второй мировой неонацистские организации, пронизавшие финскую и шведскую политические системы, умело перестроились в новой реальности и выжидали своего часа, в полной мере подняв голову уже в 1990-е годы. Так называемое «Северное движение сопротивления», наследовавшее гитлеровским союзникам прошлого, легитимно, бравируя безнаказанностью, существовало во всей Скандинавии (но особенно активно как раз в Швеции и Финляндии), исповедуя идеологию расового превосходства по всем заветам нацизма. Попытки формально запретить эту организацию результатов де-факто не дали в силу демонстративной беззубости соответствующего порыва властей. Нацисты лишь сменили оболочку, находя новые формы существования и прекрасно чувствуя себя в качестве акторов общественной жизни. При этом, местная пресса уже не первый год бьет тревогу - рост преступлений на почве ксенофобии и религиозной нетерпимости бьет все рекорды. Но правительства, под предлогом либеральной толерантности, закрывают глаза на очевидную деградацию ситуации, и словно поощряет новые проявления нео-варварства. В этом контексте можно вспомнить недавнее сожжение Корана в Стокгольме, описанное местными чиновниками, как явление вроде как прискорбное, но национальным традициям не противоречащее – красноречивый символ скандинавских реалий нашего времени.

Но в тех условиях, когда ветераны батальона «Азов» и другие гитлеровцы дня сегодняшнего превратились в хозяев жизни на Украине и любимцев либеральной пропаганды, Хельсинки и Стокгольму едва ли стоит скрывать свое естество. Наоборот, его нужно всеми силами демонстрировать – тогда, вероятно, и полноценная интеграция в Североатлантический Альянс для той же Швеции пройдет максимально стремительно. А нам, в свою очередь, необходимо делать выводы и, без прежних иллюзий, прийти к четкому пониманию - денацификация Украины является безальтернативной и должна быть любой ценой доведена до конца. Только решив вопрос с наследием Бандеры и Шухевича, мы сможем предотвратить окончательный расцвет неонацизма во всей Европе, за что, возможно, потомки нынешних жителей Старого Света когда-нибудь еще поблагодарят уже российского воина-освободителя.

Оставьте комментарий:

* отмечены пункты, обязательные к заполнению






Комментарии


Комментариев еще нет