3310

20 сентября 2023 г.

Резкая эскалация конфликта вокруг Нагорного Карабаха стала очень тревожной новостью для многих далеко за пределами региона. Могу понять тех, кто требует какого-то решительного вмешательства России или каких-то быстрых и простых решений. Но здесь это в принципе невозможно.

Заслуга России, и в первую очередь лично нашего Президента в том, что ситуацию долгое время удавалось удерживать под контролем, на основе важного достижения российской дипломатии – трехсторонних договоренностей лидеров России, Азербайджана и Армении от ноября 2020 года.

И я бы особо отметил миссию – и весьма успешную – Российского миротворческого контингента (РМК) в зоне конфликта. Безусловно, она, в первую очередь, - гуманитарная. Обеспечение, насколько это возможно, режима прекращения огня и безопасности мирного населения. Но не менее важно и то, что он выступал в роли признаваемого всеми посредника и организатора контактов между азербайджанской и армянской сторонами.

Во многом именно его заслуга в том, что в последние часы обострение пошло на спад. Благодаря усилиям российских военных на местах в диалоге с властями в Ереване, в Степанакерте и в Баку удалось добиться договоренности о прекращении огня. При этом российские миротворцы организовали медпомощь пострадавшим и эвакуацию мирного населения Карабаха из наиболее опасных районов.

Однако будут неправы те, кто ожидает от этого контингента каких-то действий вне его миротворческого мандата. Ни Россия, ни РМК не вправе и не собираются принимать участия в боевых действиях на чьей-либо стороне, пытаться решать вопросы статуса, "перетягивать канат" в чью-либо пользу.

Если официальный Ереван в октябре 2022 г. и мае 2023 г. на саммитах под эгидой Евросоюза признал Нагорный Карабах частью территории Азербайджана – это его суверенное решение. С которым Россия должна считаться.

И если какие-то горячие головы в Армении, или в России, или еще где-либо, призывают, например, российских военных, дислоцированных в армянском Гюмри, вмешаться с учетом якобы атаки на члена ОДКБ Армению, то юридически это совсем не так. Де юре боевые действия происходят на признанной Арменией территории Азербайджана.

Разумеется, остаются спорные вопросы – в частности, по поводу статуса военных в Нагорном Карабахе и местных властей.

Но важнее тот факт, что есть договоренности о переговорах при посредничестве российских миротворцев. Это значит – эскалацию удается сдерживать, несмотря на чьи-либо заинтересованности. В том числе – в сугубо геополитических целях, чтобы, например, предъявить якобы провал России в регионе. На деле РМК полностью подтвердил свою эффективность, имеет рабочие – и работающие! – связи со всеми сторонами конфликта, не допускает опасных гуманитарных последствий для местного населения.

В трехсторонних договоренностях на высшем уровне 2020-2022 гг. все шаги для мирного решения карабахской проблемы были вполне четко обозначены. Отход от этих договоренностей чреват новыми вспышками насилия, а потому необходимо общее понимание, что никакие проблемы региона не могут быть решены силой, но исключительно терпеливым путем переговоров и с твердыми гарантиями безопасности и соблюдения прав местного населения. Россия здесь четко на стороне людей, а также духа и буквы договоренностей.